Какой он, современный контрактник: аспекты и проблемы проводимой реформы

Какой он, современный контрактник: аспекты и проблемы проводимой реформы
В последнее время как-то исчезла из СМИ тема контрактников. Ещё несколько лет назад не проходило дня, чтобы кто-то из журналистов не поднял тему каким-то образом связанную с военнослужащими-контрактниками. Сегодня же даже в специализированных изданиях тишина.

В разговорах с действующими офицерами всплывает множество проблем. Офицеры жалуются на низкое качество подготовки подчиненных, на низкий образовательный уровень, на нежелание достойно служить. Сами контрактники говорят о проблемах с денежным довольствием, с жильем и прочих сложностях военной службы, которые заставляют их уходит из армии сразу после окончания контракта.

Какой он, современный солдат-контрактник?

Понятно, что с момента начала военной реформы Министерство обороны достаточно много исследовало тех, кто пришел на службу по контракту. В разных источниках цифры несколько отличаются, но в целом разница несущественна.

Итак, современный контрактник — это выходец из семьи рабочих (более 50%) или служащих бюджетной сферы (18%), проживающий в небольшом городе, имеющий среднее образование, часто воспитывающийся в неполной или многодетной семье или имеющий отчима или мачеху (примерно каждый десятый).

Можно продолжить описание дальше. Но и того, что написано выше, достаточно для понимания целей, которые ставит перед собой солдат или сержант. Это прежде всего получение профессии, хороший заработок и возможность жить лучше, чем живут родители. Это получение жилплощади в перспективе. И возможность продолжить образование дальше.

Кстати, образование как цель на первом месте стоит только у небольшой части контрактников. Дело в том, что «тройки» и «четверки» в их аттестатах по большей части не отражают реального уровня знаний. И обладатели этих аттестатов это знают.

Современный контрактник — это типичный представитель российской глубинки с невысоким уровнем жизни. Жители областных центров, не говоря уже о москвичах и петербуржцах, среди контрактников — редкость. Связано это, по моему мнению, с большими возможностями реализовать себя на гражданке.

О мотивации воинской службы

Как ни странно, но то, о чем многие говорят практически постоянно, то есть высокая заработная плата, для солдат — не главное. Главное — служить Родине. Именно так. Солдаты и сержанты действительно хотят служить. А стабильная и высокая зарплата воспринимается как должное. По социологическим опросам, лишь 4% контрактников сожалеют о своей службе. Но если так, то почему к ним есть претензии со стороны офицерского состава?

Ещё одна цифра, о которой можно писать с гордостью. Две трети контрактников прекрасно понимают и осознают опасность воинской службы. Более того, они готовы к самопожертвованию. Участие в боевых действиях большинством воспринимается как поощрение. Хотя и материальное стимулирование тут играет определенную роль.

Показатели готовности к участию в защите России и участию в миротворческих операциях в других государствах разнятся совсем немного. Более 80% контрактников готовы защищать Родину от внешних врагов. Около 80% готовы участвовать в миротворческих операциях в других странах — правда, на одну из главных позиций тут выходит именно финансирование.

Почему они уходят?

У нас сложилась странная ситуация в работе военкоматов и воинских частей. Военкоматам надо выполнить план по набору контрактников, частям надо выполнить план. За это спросят сверху. А вот за то, что солдаты и сержанты не заключают повторный контракт, не спросят.

Просто потому, что командование части правильно составит бумаги. И получится совершенно другая ситуация. Уже не контрактник не хочет служить в этой части, а командование части не хочет заключать повторный контракт с нерадивым солдатом.

Так почему они уходят? Причин называется множество. Но можно выделить несколько наиболее типичных. Прежде всего отказ от продолжения службы следует после того, как контрактник почувствует ухудшение своего социально-экономического и правового положения.

Увы, но это достаточно частая ситуация в армии. И касается она практически всех военнослужащих, будь то офицер, прапорщик, сержант или рядовой контрактник. Несовершенство правовой базы военной службы по контракту до сих пор не устранено. «Военное обозрение» достаточно много писало о подобных вещах.

Есть и более «приземленные» вопросы. Проще говоря, невыполнение государством своих обязательств. Государство обещало служебное жилье — и что? А ничего. Нет жилья. Снимайте квартиру у частников. Согласитесь, для молодого человека, которому хочется создать собственную семью, родить ребенка, обустроить быт, это важно.

Не менее важна и морально-психологическая атмосфера в части. Отношение командиров и начальников к солдату. Условия для отдыха, проведения досуга. Отношения между военнослужащими вне воинской части. Очень часто рядовой контрактник живет вне армейского коллектива. Офицеры и прапорщики — довольно закрытая каста и не пускают в свой круг рядовых и сержантов.

Что нужно изменить?

Начну я с описания классического советского «дембеля» 70-80-х годов. Просто напомню, как он выглядел тогда.

Итак, военная форма идеально «ушита» по фигуре. На плечах погоны сержанта с тремя «золотыми» металлическими лычками и металлическими буквами «СА». Кожаный ремень с чуть согнутой пряжкой.

На груди набор значков. «Гвардия», «Отличник Советской Армии», классный специалист, воин-спортсмен, спортивный разряд. ВДВ и морпехи добавляли «Парашютист-отличник» после «Гвардии».

Если немного подумать, то этот солдат является живым плакатом с описанием приоритетов всех солдат того времени. Сержант он просто потому, что погон «самый красивый». Помните, на какие ухищрения шли дембеля, чтобы вписать это звание в военный билет? Сержантское звание было важным показателем того, что ты обладал в армии властью.

А вот набор знаков солдатской доблести был показателем того, что ты не баклуши бил в армии, а действительно служил честно и достойно. И это было не менее важно, чем воинское звание.

Но вернемся к контрактникам. Нам с детства внушили суворовскую фразу: «Плох тот солдат, который не мечтает стать генералом» — как догму. Однако опорой самого Суворова в его победах часто были как раз «плохие солдаты» — ветераны, которые прослужили четверть века и не мечтали быть генералами. Они были солдатами!

Точно так и сегодня. Да, контрактник имеет возможность получения образования в период службы. А хочет ли он этого? Наверняка в жизни любого офицера был свой механик-водитель, которого из парка нужно было палкой выгонять. Который свою боевую машину был готов ремонтировать, заправлять, смазывать, чистить, красить и днем и ночью. При этом его совершенно не интересовала должность командира отделения или замкомвзвода.

Большинство контрактников — примерно такие же солдаты. Они хотят досконально знать свою воинскую специальность. Им это интересно. Но! Какие перспективы службы у такого человека? Увы, никаких. Должность мехвода не дает перспектив роста. Кстати, это тоже одна из причин ухода солдат и сержантов после окончания контракта.

Мне кажется, в целях появления перспектив для контрактников необходимо изменить наше отношение к сержантскому званию. Уйти от того, что сержант обязательно должен быть командиром или начальником. «Советское» отношение устарело.

Мы зациклились на деньгах. Будем платить — будут служить. Не будут! Сегодня достаточно большое количество контрактников просто не хотят совершенствовать свои навыки. Зачем напрягаться? Я и так высококлассный специалист!..

Менять систему контракта необходимо

Разговаривая с контрактниками, я пришел к парадоксальному, на первый взгляд, выводу. Большинство из них не видят своей жизни в армии. И служить пошли по чисто прагматическим причинам. Заработать денег, решить жилищную проблему, получить образование, самоутвердиться и пр. Армия как возможность решения личных проблем на какой-то относительно короткий срок.

А потому, пока мы не сделаем так, чтобы контрактники выбирали жизнь профессионального военного раз и навсегда, реформа не будет работать. А значит, все усилия последних лет просто уйдут в песок.

Источник: topwar.ru